Дело чести: арест Дмитрия Каменщика

Comment

Вечером понедельника длительное заседание в Басманном суде Москвы завершилось тем, что был санкционирован домашний арест Дмитрия Каменщика, российского миллиардера и владельца аэропорта Домодедово, по делу о теракте в аэропорту в 2011 году. С самого начала дело вызывало множество много вопросов: почему о деле вспомнили только через 5 лет, каким образом Каменщик стал главным подозреваемым, и может ли это быть связано с реформой московского авиаузла?

Домашний арест Дмитрия Каменщика

18 февраля Дмитрий Каменщик добровольно явился на допрос в Следственный комитет, взяв с собой теплые вещи, которые ему впоследствии пригодились. После допроса Каменщик был задержан, а на следующий день предстал перед судом. Заседание проходило не так однозначно, потому что государственное обвинение в лице прокурора заявляло о невиновности Каменщика и требовало прекратить уголовное дело.

В то же время следствие настаивало сначала на заключение Каменщика в СИЗО, а затем под домашний арест. Суд счел позицию следствия самой весомой и одобрил меру пресечения в виде домашнего ареста, не согласившись с доводами прокуратуры и защиты бизнесмена. А доводы ведь были достаточно вескими.

Недостаточный досмотр на входе

Основная претензия следствия к Дмитрию Каменщику и основание для обвинения его по статье 238 УК РФ (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц) — изменение в 2010 году системы досмотра на входах в аэропорт Домодедово, принято Каменщиком, а также Вячеславом Некрасовым и Светланой Тришиной, которые также были арестованы Басманным судом.

Основной аргумент следствия состоит в том, что после изменения системы досмотра, в здание смог проникнуть террорист Магомед Евлоев и осуществить подрыв. Данный довод опровергается очень просто — система прохода в Домодедово в 2011 году отвечала всем нормам законодательства того времени, тогда проход рамок металлоискателя на входе в аэропорт не был предусмотрен, полицейские проверяли лишь подозрительных лиц. Ни в одном московском аэропорту до 2011 года не была введена система досмотра на входе.

Но следствие заявляет, что действия Каменщика, Некрасова и Тришиной ухудшили систему безопасности. Это можно увидеть наглядно:

арест Дмитрия Каменщика, Дмитрий Каменщик, Домодедово

Вход в аэропорт Домодедово в 2009 году

арест Дмитрия Каменщика, Дмитрий Каменщик, Домодедово

Вход в аэропорт Домодедово в 2011 году

По мнению следствия, система 2009 года (на первом снимке) была более надежной, чем введена в 2010 году (на нижнем снимке), в которой были разделены потоки на вход и выход, а также сужена зона прохода для упрощения внешнего осмотра службами безопасности.

Даже прокуратура не увидела в логики в заключениях следственного комитета, вследствие чего прокурор просил суд прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления. Кроме того, по данному уголовному делу не было практически никакого движения уже больше 3-х лет, и тут следствие резко принимает решение арестовать Дмитрия Каменщика.

Реформа московского авиаузла

У российских властей, в частности у Владимира Путина, уже давно была идея объединить три московских аэропорта — Шереметьево, Внуково и Домодедово — под управлением одной структуры. Против такого объединения всегда выступал Домодедово — единственный частный аэропорт из трех. Но идея объединения всех столичных аэропортов под началом государства отпала с наступлением кризиса, тогда речь зашла об обратном — приватизации авиаузлов.

Арест Дмитрия Каменщика практически совпал со временем начала кампании по приватизации. Буквально несколько недель назад более 70% уставного капитала Шереметьево перешли к Аркадию Ротенбергу и его партнером, это решение было одобрено лично президентом Путиным. Кроме того, в ближайшее месяцы в Москве запустится еще один аэропорт — Раменское.

Предыдущие разговоры о необходимости объединения и неожиданный арест Дмитрия Каменщика дают возможность предположить, что теперь объединение аэропортов планируется под руководством частной компании, однако такая структура должна быть «надежной» с точки зрения действующей власти. Компания Аркадия Ротенберга подходит на эту роль как нельзя лучше.

Если предположить, что это действительно так, то история с аэропортом Домодедово — очередной пример передела собственности. Схожа и схема действия. В прошлом году под домашний арест отправился еще один российский миллиардер — Владимир Евтушенков, после вывода компании «Башнефть» из под его контроля, дело против него закрыли.

Сам Дмитрий Каменщик не считает, что его преследование имеет политические мотивы и намеривается доказать невиновность свою и своих коллег, называя это делом чести, он также ранее заявлял, что государство никогда не настаивало на объединении аэропортов московского авиаузла. В общем-то, ровным счетом то же самое было и в деле Евтушенкова, он тоже не имеет никаких претензий к власти и силовикам. Собственно говоря, появись такие претензии — не ровен час стать на известный путь Ходорковского.

Редакция Анфост

Author

Редакция Анфост

Редакция Анфост всегда публикует объективные и интересные материалы.

Up Next

Related Posts

Discussion about this post